© Проект ДОКер 2011-2019

Подписка на новости

Киноцентр ОКТЯБРЬ

Новый Арбат 24

Тел: +7 495 1157369

ЧАРРО ИЗ ТОЛУКИЛЬИ

МЕКСИКА 90 МИН

РОССИЙСКАЯ ПРЕМЬЕРА

  • ЧАРРО ИЗ ТОЛУКИЛЬИ

    Главный герой – певец мариачи, хвастун и бабник, который воплощает в жизнь свой любимый мексиканский ретро фильм. Есть, правда, одно но: он болен СПИДом. Что он предпочтет – продолжать жить по лекалам кино или заняться воспитанием дочери, чудом родившейся без вируса?

  • РЕЖИССЕР

    ХОСЕ ВИЛЬЯЛОБОС РОМЕРО

     

    Родился в 1983 году в Гвадалахаре. Начал свою профессиональную карьеру в качестве инженера-механика, но страсть к искусству привела его в область аудиовизуальной деятельности. Бросил инженерное училище и поступил в Гвадалахарский телевизионный учебный центр в 2003 году.

     

    Хосе снимал короткометражные документальные фильмы, работал режиссером монтажа на полных метрах. В своем первом большом фильме «Чарро из Толукильи» он выступил режиссером, продюсером и оператором. Эту работу поддержали Киноинститут Трайбеки и фонд «Foprocine».

     

    Параллельно Хосе работает в сфере искусства как куратор мультимедиа программ и музыкант. Кроме того, за последние 10 лет он успел поработать преподавателем по киномонтажу, постпродакшну и... алгебре. В 2014 году Хосе основал в Мехико собственную компанию под названием «Lupe & Hijos».

  • ОТ АВТОРА

    Чарро из Толукильи — традиционный образ певца и ковбоя. Другими словами, Чарро — это мужчина, выглядящий как стереотипная фигура, которую можно увидеть на плакате почти каждого мексиканского ресторана: типичный мачо с большими усами, сидящий на лошади, с револьверами в руках, в необычном пестром костюме и, непременно, с сомбреро на голове.

     

    Этот образ стал известен во всем мире благодаря актерам, игравшим Чарро, очаровательных бабников, в фильмах в период золотого века мексиканского кино в 40-х и 50-х годах.

     

    Я начал снимать главного героя Хайме, где бы он ни был, куда бы он ни шел. Рассматривая кадры этой «настоящей жизни» Чарро, я испытывал всё ту же ностальгию и эмоции, как при просмотре классического мексиканского кино.

     

    Его динамичное и естественное присутствие на экране, а также наши теплые дружеские отношения позволили мне поделиться со зрителем очень особенными и интимными моментами одного из самых аутентичных людей, которых я когда-либо встречал. Позже я узнал, что в его крови есть вирус, который сильно повлиял на всю его жизнь — ВИЧ.

     

    Чарро представляет собой две ушедшие эпохи: золотой век мексиканского кино, который несомненно повлиял на его стиль одежды, манеру общения и личность в целом; и время до появления СПИДа, когда незащищенный секс был невероятно популярен, а люди могли быть беззаботными и безрассудными. Как ни парадоксально, жизнь с ВИЧ дала ему отличный толчок и запал, для полноценной жизни и самоидентификации.

     

    Как режиссер и оператор этого фильма я, в первую очередь, хотел сохранить возможность, которую дал мне Хайме, — передать его личную и очень сильную историю. Я предложил ему пространство, где он действительно смог выразить себя. Его самобытная жизнь стала современным воплощением почти исчезнувшей фигуры Чарро.

     

    Благодаря своему магнетическому обаянию, спонтанности и бунтарскому духу, Чарро из Толукильи вызывает у зрителя сопереживание, в какую бы ситуацию он не попадал. При всем при этом он отличается полной неполиткорректностью. Его поступки и слова ярко показывают зрителю его идеологические противоречия, поиск свободы и любви и, в конце концов, противостояние с самой смертью.

     

    В этой истории образ семьи играет не последнюю роль, а скорее даже центральную. Мы видим много моментов в жизни героя, которые находят отклик в сердце, например отношения между ним и его дочерью. Показательным является неожиданное появление ВИЧ-отрицательной дочери, что переворачивает его представление о родительстве. Кроме того, в фильме затрагивается тема влияния культуры мачо на институт брака. Для меня так же было важно осветить фигуру матери в традиционной мексиканской семье, показать традиции и ритуалы этого народа.

     

    Стержнем образа Чарро стала его универсальность. Главный герой с потрясающей харизмой погружается в захватывающую, занимательную и эмоционально заряженную историю. Безусловно, люди будут ему сопереживать. Ведь, в первую очередь, если отбросить весь этот фарс, он — обычный человек, как и мы с вами. Только Хайме не боится показать себя и делает это невероятно ловко, благодаря шарму и красочной индивидуальности.

     

    У меня не было задачи досконально снять его жизнь, я хотел показать драму через его фантазийный мир, смешанный сповседневностью. Этот уникальный персонаж, вмещающий в себя всю культуру Мексики с её достопримечательностями, устоями и музыкой, превзошел тот стереотип, которому подражал.

  • ДРУГИЕ ФЕСТИВАЛИ

    • Трайбека, США 2016 
    • Международный кинофестиваль в Гвадалахаре — Лучший Ибер-Американский Документальный фильм и Приз Зрителей, Мексика 2016 
    • Кинофестиваль Antenna, Австралия 2016 
    • Фестиваль документального кино в Шеффилде, Великобритания 2016 
    • Международный Кинофестиваль в Цюрихе, Швейцария 2016